Блог

“Вечерело. Золотые лучи ликовали, и торжественным гимном Эдему звучало Солнце. Безропотно бледнел Запад — к Западу был обращен Алтарь, расположенный высоко над землею. Гряда облаков простиралась над Лаврой, — как нить жемчужин. Из алтарного окна видны были четкие дали, и Лавра высилась как горний Иерусалим. Всенощная… “Свете Тихий” совпадало с закатом. Пышно нисходило умирающее Солнце. Сплетались и расплетались древние, как мир, напевы; сплетались и расплетались ленты фимиама. Ритмически пульсировало чтение канона. Что-то в полумгле вспоминалось, эдемское…. И на “Слава Тебе, показавшему нам Свет” знаменательно приходилось наступление тьмы внешней, которая тоже есть свет, и Звезда Вечерняя сияла тогда в алтарное окно, а в сердце опять восходила неувядаемая радость пещерного сумрака. Тайна вечера соединялась с тайной утра, и обе были одно”. Павел Флоренский “У водоразделов мысли. (На маковце),” 1913.

Победа в конкурсе на лучший объект интеллектуальной собственности

26 апреля 2018 состоялось подведение итогов конкурса «Лучшее бизнес-предложение объекта интеллектуальной собственности», проводимого в СГТУ имени Гагарина Ю.А. Конкурсная комиссия высоко оценила потенциал поданных заявок и определила пять проектов-победителей. В номинации «Лучшее предложение к продаже патента на полезную модель» победителем стал патент на полезную модель № 169004 «Сорбционный фильтр», авторами которого являются ученые ЭКЛ – профессор Ольга Атаманова, доцент Антон Косарев, профессор Елена Тихомирова, аспирант Мария Истрашкина.

Однажды некий юный кот
Решил ловить мышей — и вот
Подготовлять он начал сразу
Теоретическую базу.
Достал по крысам реферат:
Год тридцать первый, «Котиздат»,
Мышиных нор каталог краткий,
Конспектов чьих-то две тетрадки,
Курс «Грызуны жилого дома»,
И «Мышеведенья» три тома,
А также русский перевод
Английской книжки «Мышь и кот»,
Написанной по русской книжке
Под заголовком «Кошки-мышки». Continue reading

На страстной

Еще кругом ночная мгла.
Еще так рано в мире,
Что звездам в небе нет числа,
И каждая, как день, светла,
И если бы земля могла,
Она бы Пасху проспала
Под чтение Псалтыри.

Еще кругом ночная мгла.
Такая рань на свете,
Что площадь вечностью легла
От перекрестка до угла,
И до рассвета и тепла
Еще тысячелетье.
Еще земля голым-гола,
И ей ночами не в чем
Раскачивать колокола
И вторить с воли певчим.

И со Страстного четверга
Вплоть до Страстной субботы
Вода буравит берега
И вьет водовороты.
И лес раздет и непокрыт,
И на Страстях Христовых,
Как строй молящихся, стоит
Толпой стволов сосновых.

А в городе, на небольшом
Пространстве, как на сходке,
Деревья смотрят нагишом
В церковные решетки.

И взгляд их ужасом объят.
Понятна их тревога.
Сады выходят из оград,
Колеблется земли уклад:
Они хоронят Бога.
И видят свет у царских врат,
И черный плат, и свечек ряд,
Заплаканные лица —
И вдруг навстречу крестный ход
Выходит с плащаницей,
И две березы у ворот
Должны посторониться.

И шествие обходит двор
По краю тротуара,
И вносит с улицы в притвор
Весну, весенний разговор
И воздух с привкусом просфор
И вешнего угара.
И март разбрасывает снег
На паперти толпе калек,
Как будто вышел Человек,
И вынес, и открыл ковчег,
И все до нитки роздал.

И пенье длится до зари,
И, нарыдавшись вдосталь,
Доходят тише изнутри
На пустыри под фонари
Псалтирь или Апостол.

Но в полночь смолкнут тварь и плоть,
Заслышав слух весенний,
Что только-только распогодь,
Смерть можно будет побороть
Усильем Воскресенья.

Борис Пастернак (1946)

О йоде и коте

Сегодня, читая лекцию по органическим ксенобиотикам, вспомнил случай открытия иода. Француз Бернард Куртуа, один из основоположников химической технологии и фармацевтической химии, исследовал свойства золы морских водорослей. Дело было в его домашней лаборатории. Ему частенько приходилось обедать за работой и во время одной из таких трапез на стол запрыгнул кот. Не рассчитав траекторию, кот попал на бутылки, которые стояли на столе. Склянка с серной кислотой перевернулась и ее содержимое пролилось в колбу с суспензией золы. Спустя мгновение из смеси стал выделяться фиолетовый дымок, сконденсировавшийся в кристаллы доселе неизвестного элемента.
А вот как прокомментировали эту ситуацию одни мои знакомые: некоторое время назад на съемной квартире, где они жили, хозяйка держала кошек, которые сходив в уборную, имели обыкновение запрыгивать на обеденный стол. И когда он был накрыт тарелками со щами, кошки укладывались рядом и окунали свои хвосты прямо в тарелку.
Я не знаю, как связаны два этих события между собой, одно лишь предположу: средневековье не было таким уж дремучим, как его представляют почитатели современности.

От сотворения мира до его конца Саратов не изменится…

“Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, Хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды…Ливень хлынул неожиданно, и тогда гроза перешла в ураган…”

“Думал я про тот пруд, в Центральном парке, у Южного выхода: замерзает он или нет, а если замерзает, куда деваются утки? Я не мог себе представить, куда деваются утки, когда пруд покрывается льдом и промерзает насквозь. Может быть, подъезжает грузовик и увозит их куда-нибудь в зоопарк? А может, они просто улетают?
… – Ладно, – говорю. И вдруг вспомнил: – Скажите, вы видали тех уток на
озере у Южного выхода в Центральной парке? На маленьком таком прудике?
Может, вы случайно знаете, куда они деваются, эти утки, когда пруд
замерзает? Может, вы случайно знаете?
Я, конечно, понимал, что это действительно была бы чистая случайность.
Он обернулся и посмотрел на меня…
– Ты что, братец, – говорит, – смеешься надо мной, что ли?
… – Слушайте, Горвиц, – говорю, – вы когда-нибудь проезжали мимо пруда
в Центральном парке? Там, у Южного выхода?
– Что-что?
– Там пруд. Маленькое такое озерцо, где утки плавают. Да вы, наверно,
знаете.
– Ну, знаю, и что?
– Видели, там утки плавают? Весной и летом. Вы случайно не знаете,
куда они деваются зимой?”
Дж. Сэлинджер “Над пропастью во ржи”
https://news.sarbc.ru/public/2018/02/05/212128.html

Оплавляются свечи
На старинный паркет.
Дождь кидает на плечи
Серебром с эполет.
Как в агонии бродит
Золотое вино.
Пусть былое уходит,
Что придет – все равно. Continue reading